Полузащитник Егор Родный совсем недавно играл в Армении, в «Арарате»,  а по приезде в Россию оказался ни с чем — клуб расформировали. Сейчас футболист является свободным агентом. В интервью еженедельнику «Футбол» Родный рассказал о том, как попал в Армению, о приколах в команде и об отличиях профессионального и любительского контрактов.

Экс-игрок московского «Арарата» Егор Родный: «Когда был в аренде в Армении, у нас в команде был один эквадорец, который почти каждый день пел в караоке»

Переезд в Армению, компенсация и бесплатные «помощники»

— Как так получилось, что уехал играть в Армению?

— Я играл за команду КФК «Трудовые Резервы». Прошло десять игр в первенстве, следующий матч был против «Арарата». После игры ко мне подошел спортивный директор и предложил прийти потренироваться у них, чтобы они меня просмотрели. Один-два раза потренировался, меня взяли. Это был апрель, а сезон в ПФЛ начинался вроде в июле. Я проходил подготовку с московским «Араратом», провел за них игр 6 товарищеских. Позже играли с «Араратом» из Еревана, команда проводила сборы в Москве. У клубов довольно дружеские отношения — владелец один. У армянского «Арарата» не хватало игроков на мою позицию (Родный – опорник, прим. Ред.), предложили сыграть за них. В итоге после игры предложили переехать в Армению. Сказали, что там есть две команды – главная и вторая. Если не буду проходить в главную, то спокойно смогу сыграть за дубль. Я подумал, что было бы хорошо избавиться от компенсации. В итоге подписал контракт.

— Что это?

 — Это оплата за подготовку футболиста всем школам, в которых он был. Если ты подписываешь с клубом не любительский контракт, а именно профессиональный, то за тебя должны заплатить всем этим школам и командам компенсацию. В России команд, которые могут заплатить, мало, поэтому я был рад предложению из Армении.

— Сгорает после первого контракта?

 — Да, именно профессионального контракта.

 — «Арарат» платил за тебя?

 — Нет, там как-то по-другому получилось. Компенсацию должны платить только те клубы, чьи лиги входят в какой-то топ рейтинга УЕФА. Армения находится на сорок первом месте, поэтому компенсация сгорела.

— Тогда ты оформлял контракт только на полгода или какое-то соглашение с продлением?

 — Мы сразу договорились, что будет аренда на полгода. Я подписал контракт на год, но ушел, как договаривались, через полгода. Обидно, что вернулся, а московского «Арарата» уже нет.

— Многие молодые игроки жалуются, что сложно попасть в профессиональный футбол, даже в ПФЛ. Тебе вот так легко удалось, с чем ты это связываешь?

 — Я бы не сказал, что легко. Я шел к этому. В том сезоне, когда позвали в команду, я стабильно демонстрировал хорошую игру. Говорили: «Рано или поздно позовут в клуб». Тренировался, шел к этому и иду!

 — Как справлялся с техническими вопросами – контракты или договоры? Есть агент?

 — Есть люди, которые помогают. Они помогали мне и помогают сейчас, но контракта агентского нет, потому что нет таких больших денег, чтобы подписывать. Официальных бумаг нет.

 — Получается, что за эту помощь ты не платил?

 — Нет. Мне люди помогали просто. Если в будущем суммы будут большие, тогда буду платить.

Экс-игрок московского «Арарата» Егор Родный: «Когда был в аренде в Армении, у нас в команде был один эквадорец, который почти каждый день пел в караоке»

Певец-эквадорец, футболист-геймер и адаптация в Армении

— Когда приехал, как сложно было в первое время?

— Вместе со мной в Армению поехали еще несколько игроков из московского «Арарата», поэтому было не так сложно. Человек десять я знал из этой команды. Я даже летел с одним парнем, который вместе со мной играл. Потом вместе на базе жили. А так вскоре все сдружились, трудностей не было

— Неужели ничего сложного?

 — Первое время трудно было привыкнуть. Там климат горный, жара — дышать было тяжело. В процессе игр были с тренером недопонимания, но до конфликтов не доходило.

 — Были мысли, вроде «зря приехал»?

 — Иногда появлялись. Думал, что сделал что-то не так. Но вот полгода прошло аренды, я понимаю, что это было не зря.

 — Во многих клубах существует «посвящение». В «Арарате» было что-то подобное?

 — Нет, такого не было.

— Когда приехал, был ли какой-то языковой барьер?

 — Все армяне знали русский язык. С бразильцами и эквадорцами, которые у нас играли, общались на английском.  

 — Образовывались какие-то отдельные лагеря? Например, армяне в одной кучке, русские – в другой?

 — Во время тренировочного процесса такого не было. А в быту мы все со всеми общались. Понятно, что русские с русскими больше общались, но все равно мы общались со всеми. Часто собирались, общались, интересно было.

 — Ненависти не было, вроде «Вот вы русские, приехали сюда»?

 — Нет (смеется), армяне очень дружелюбные.

 — Что больше всего запомнилось в Армении?

 — Забавного много было. Помню приехал к нам эквадорец один. Он приехал прямо к окончанию трансферного окна. Он заселяется на базу, и оттуда доносятся какие-то песни. Оказалось, что эквадорец привез караоке. Сидит, поет. Почти каждый день пел. Веселый парень.

 — Вы к нему заходили, пели?

 — Да, он нас приглашал. Пели. Но закончилось все неудачно. Он на тренировке споткнулся о барьер и порвал себе сухожилие.

— Еще что-то было?

— Помню еще один случай. У нас был один русский, который постоянно играл в онлайн игру (что-то с танками связано). Вообще у нас много было времени свободного, и он зарегистрировался на какой-то кибер-турнир. На базе роутеры интернета находились за дверью входной. В общем, у него начался турнир, а мы заперли его в комнате и выключили вайфай. Он сразу заорал, начал матом ругаться, а мы просто не могли остановить смех. В итоге этот парень спрыгнул с балкона, а находились мы не на первом этаже, и побежал к нам. Очень долго смеялись.

— А армяне что?

 — На базе могли устроить небольшой концерт. Потанцевать. Но это было не часто.

Экс-игрок московского «Арарата» Егор Родный: «Когда был в аренде в Армении, у нас в команде был один эквадорец, который почти каждый день пел в караоке»

 Что получил от аренды в Армении

— Ты поиграл в Армении и в России, где чемпионат сильнее?

 — Наш КФК точно не сильнее чемпионата Армении. Некоторые команды Премьер-лиги Армении были бы в первой десятки нашей ФНЛ, некоторые бы за чемпионство боролись. Есть еще вторая лига Армении, она по уровню ПФЛ.

 -Тебе лично где было легче играть?

 — Я бы не сказал, что где-то легче. Если сравнивать с КФК, то в Армении абсолютно другой уровень. Амбиции другие, люди мыслят по-другому. Просто в КФК есть несколько хороших клубов, которые могут в ПФЛ заявляться, а многие – не соответствуют статусу профессионального клуба. В Армении уровень другой.

— Что ты получил от этой аренды?

 — Удалось больше поработать над собой. Я жил на базе. Почти каждый день выходил на поле после тренировок, в тренажерный зал ходил, в теннис-бол играли. Новые знакомства, общение, город посмотрел. В плане футбола получил «сгорание» компенсации. К тому же, поиграл в другой стране – круто. Также потренировался с опытными футболистами, которые поиграли в клубах РПЛ, ФНЛ. (в «Арарате» играют Евгений Макеев, Сергей Ревякин, Дмитрий Рыжов, Александр Козлов, Денис Дедечко – прим. Ред). Было интересно посмотреть, как они тренируются.

— Раньше ты был намного меньше, не выделялся физическими данными. Что тебе помогло?

 — Да. Раньше был маленьким, но где-то полтора года назад сильно вырос. Но кости выросли, а мышцы еще не успели сформироваться. Сейчас над этим как раз работаю, потому что не хватает мышечного корсета. Резкости мне не хватает, поэтому нужно работать. В Армении делал что-то, но это не так быстро все происходит.

 — Тебе, как опорнику, твой рост как-то помогает?

 — Да. Все обращают внимание, когда на позиции опорника, центрального защитника играют высокие футболисты. Но нужны еще мощь, мышцы, умение играть головой.

— Когда был в Армении, следил за московским «Араратом»?

 — Да, игры смотрел.

Экс-игрок московского «Арарата» Егор Родный: «Когда был в аренде в Армении, у нас в команде был один эквадорец, который почти каждый день пел в караоке»

Проба в молодежке «Рубина», отличие любительского контракта от профессионального

— Был вопрос: «Что делать дальше?»

— В тот момент не было, потому что тогда предложили съездить в молодежку «Рубина». Я там долгое время был – двое сборов прошел, около месяца. Там предложили контракт, но любительский. Тренер говорил, что я буду тренироваться с главной командой «Рубина», он будет меня рекомендовать, но контракт был любительский! Если бы подписал, то не смог бы подписывать профессиональный контракт какое-то время.

— Чем отличается любительский контракт от профессионального? 

— На любительском контракте денег не платят, либо же совсем немного. У тебя нет статуса профессионала. Например, ты играешь в молодежке «Рубина», тебя вызывают в основную команду. А из-за того, что нет профессионального контракта, то даже в заявку на игру РПЛ не попадешь. Также любительский контракт ни на что не обязывает. Ты или клуб могут расторгнуть соглашение в любой момент.

— Молодежка «Рубина» vs «Арарат» из Армении?

— Одна из причин, почему не остался в «Рубине», это не особо сильный уровень – там ребята только вышли из спортивных школ, низкая интенсивность тренировочного процесса. Там же сделали, что только до 19 или 20 лет можно играть, поэтому сам уровень молодежного первенства упал. А в Армении играли мужики, поэтому не сравнивал бы.

— Потом что?

— Меня хотели отправить в Белоруссию, в команду ПФЛ, но там заявку закрыли из-за долгов. 

— Что значит «отправить»?

— Люди, о которых я говорил, пытались помочь. Я им рассказал ситуацию, они посоветовали варианты. После «Рубина» потренировался с командой из ПФЛ, но из-за коронавируса не понятно, что будет дальше. Такой вариант есть.

— Согласен, что коронавирус тебе помешал в продолжении карьеры?

 — Да. У меня была договоренность с командой, эта команда как раз со сборов возвращалась, и я должен был начать тренироваться с ними. Уже было бы понятно с дальнейшим контрактом – получится/не получится. А в итоге так сложилось. Но все равно спортивный директор сказал, что будем держать связь. Посмотрим, как будет.

 — Команда из ПФЛ?

 — Да.

 — Вот ты говоришь о людях, кто они?

 — Спортивные функционеры.

Ломка поиграть в футбол на карантине, трудности с учебой, футболист, на которого равняется 

— Что для тебя футбол?

 — Одна из главных частей жизни. С 7 лет полюбил футбол, до сих пор люблю. В футболе был всегда.

— Как сейчас, без футбола, поддерживаешь свою форму?

 — Каждый день тренируюсь. В лесу устраиваю пробежки, упражнения на статику, с мячом тоже выхожу иногда. Конечно, трудно без игры. Игровой тонус потерян будет. Но в форме держу себя.

 — Ты сказал про игровой тонус, неужели после окончания пандемии коронавируса весь футбол будет не очень?

 — В любом случае дадут две недели на подготовку. Многие специалисты говорят, что двух недель достаточно, но все равно очевидно, что два месяца в пустую, потеряется расход сил – физика.

 — Раньше ты проводил с футболом все время, как сейчас живется без футбола?

 — Ломка присутствует, хочется поиграть. Посмотреть тоже хочется, но без этого еще можно как-то прожить. Но поиграть просто нереально хочется. А так в учебе стараюсь, книги читаю, лекции смотрю. Английский язык хочу подучить.

 — Где ты учишься? Как совмещаешь футбол с учебой?

 — Учусь в РГУФКе на футбольного тренера. Там входят в ситуацию. Сейчас было время, пытался учиться. Именно в роли футбольного тренера стараюсь развиваться – нахожу материалы, смотрю, читаю.

 — Часто появляешься на парах?

 — Не часто. Когда в Армении был, вообще не появлялся. Но договаривался там, помогал там человек один, что-то сам сдавал.

 — Кто для тебя является кумиром?

 — Именно кумира нет. Мне нравится игра Бускетса, он спокоен, техничен, хорошо читает игру.

Текст: Роман Шлуинский
Фото: личный архив Егора Родного

Источник: ftbl.ru
sport

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

пять − 2 =